1993 - 2013 © Русбал
E-mail: rusbal@rusbal.ru

Создание сайта - Reclama.ru
KMindex
Любое копирование текста и фотографий без письменного согласования с администрацией ЗАО НПП «Русбал» запрещено. Авторские права охраняются законом.

Публикации

29.06.2009  |  Сплошное надувательство (Газета "Ведомости" № 117 от 29.06.2009г.)

     Воздушные шары и аэростаты, надувные танки и катюши, детские батуты и средства для эвакуации из горящих зданий — все это научились делать и продавать россиянам три бывших инженера-оборонщика. До кризиса объем продаж их компании «Русбал» превысил 66 млн руб.

 

 

     Компанию по производству надувных конструкций «Русбал» («Русские баллоны») в 1993 г. учредили три инженера-оборонщика: Александр Таланов, Михаил Кирноценский и Виктор Таразанов. «Когда в конце 80-х гг. оборонка начала разваливаться, я работал на ракетном заводе, — вспоминает Таланов. — Через друзей познакомился с ребятами, которые занимались конструированием воздушных шаров в центре научного творчества молодежи. Дело показалось интересным, и я присоединился к ним».

     Шар тогда соорудили — и даже свозили его на выставку во Францию. На этом история и заглохла бы, если бы Таланова с группой инженеров в 1990 г. не позвали развивать направление по коммерческому использованию воздушных шаров и аэростатов в компанию «Интеравиа». Пару лет дела шли в гору, компания продавала по 4-5 шаров в месяц. Когда спрос иссяк, Таланов с коллегами решили, что технологию можно использовать и для производства других изделий. Вот только работодатель интерес к теме уже исчерпал.

 

От танка до куклы

     «Ресурсов для создания собственного дела у нас было не много — одни идеи. Но мы решили рискнуть», — рассказывает Таланов. Первым клиентам продавали не готовые надувные объекты, а идею на бумаге, карандашные наброски, поэтому особых финансовых затрат не требовалось. Сами изделия производили за счет предоплаты. Оборудование предприниматели взяли в аренду в «Интеравиа» — там оно простаивало. В первый же год компания продала два первых аэростата нетрадиционной формы: «царь-колокол» высотой 38 м по заказу международного агентства космических полетов, а второй — в виде бутылки водки «Смирнофф». Эти проекты, по словам учредителей, и стали финансовой базой новой компании. И обошлись клиентам примерно по $25 000 каждый.

     К 2000 г. у «Русбала» наметилось несколько направлений бизнеса, хотя технология применялась везде одна и та же: детские аттракционы и батуты, надувная реклама, аэростаты, устройства для эвакуации, надувные здания, надувные средства имитации и маскировки — макеты танков, самолетов, ЗРК по заказу Министерства обороны. Оформление праздников — навесы, старт-финишные арки, гирлянды, надувные костюмы.

     «С пневмокостюмами мы перешли дорогу компаниям, которые делают ростовые куклы. Эффект от “надувнушки” такой же, а хранить и перевозить их гораздо проще», — говорит Таланов. Первый надувной костюм — семиметрового олимпийского мишку — «Русбал» сделал к Всемирным юношеским играм 1998 г. В среднем цена на костюм ростом 2,5-3 м составляет 20 000-40 000 руб. Ежегодно компания реализует около 100 костюмов, 150 надувных аттракционов по цене от 40 000 до 200 000 руб, примерно 10 аэростатов по цене 700 000-800 000 руб. Надувной танк обойдется заказчику приблизительно в 200 000 руб. Интерес к надувной военной технике проявляют владельцы пейнтбол-клубов.

 

Продули китайцам

     «В России есть несколько сильных компаний, в первую очередь “Аэроэкология”, в направлении оформительских и рекламных конструкций. Но на рынке мы почти не пересекаемся, — рассказывает о конкурентах Таланов. — “Русбал” ориентирован на ширпотреб, “Аэроэкология” делает более дорогие дизайнерские конструкции. И заказчики у нас разного уровня. Есть сильные игроки в Петербурге, по надувным сооружениям специализируется “Ангарстрой” из Нижнего Новгорода».

     «С “Аэроэкологией” и “Русбалом” мы боремся за региональных клиентов, — признается Леонид Дрецер, основатель петербургской компании “Эдвенче”. — В последние годы появилось еще с десяток небольших компаний в регионах, но на крупных проектах они нам не конкуренты. Мы вообще не производим серийный продукт. Мне интересно заниматься разработками. Наши пневмофигуры издают звуки, двигаются, обладают другими необычными свойствами. Конкуренты этим почти не занимаются».

     «Таких универсальных компаний, как мы, нет», — убежден Таланов. В свое время он рассматривал вариант переноса производства в Китай или Вьетнам. Но считает, что это имеет смысл, если переносить на Восток не только производство, но и рынок сбыта: таможенные сборы и расходы на логистику при ввозе готовой продукции обратно в Россию съедят всю выгоду.

     «Китаю противостоять невозможно, — грустно констатирует Таланов. — Два года назад китайская продукция полностью вытеснила нас с рынка оформительских новогодних конструкций. Мы первыми предложили надувных дедов морозов с подсветкой, которые пользовались большим спросом. А потом на рынок стали полулегально завозить китайские фигуры, которые в гипермаркетах стоят по $100 за штуку. У нас даже затраты на материал выше».

     «По цене с Китаем, безусловно, конкурировать невозможно, — соглашается Дрецер. — Но мы специализируемся на фигурах от 3 м, а из Китая в основном везут двухметровые декоративные объекты».

     «С Талановым мы знакомы давно. Оба воздухоплаватели, часто с ним общаемся, бывает, что и клиентов друг другу передаем, — говорит Владимир Бажонов, директор ООО “Ангарстрой”. — Всего в этом сегменте работает 4-5 компаний, но они используют в основном технологию воздухоопорных конструкций. Мы же разработали свою технологию, которую пока никто не повторил, и держим ноу-хау в секрете».

     Сейчас, в кризис, спрос на мобильные пневмосооружения даже повысился: они дешевле капитальных строений. К тому же проходят по категории временных сооружений, не требуют фундамента и по любому указанию властей легко демонтируются без потерь.

     Борис Майхровский, руководитель Театра морских животных, девять лет назад купил для цирка первый батут, который жив до сих пор. А в последние годы заказывает пневмокостюмы различных животных и пневмодекорации. «Соотношение цена/качество/обслуживание у “Русбала” меня устраивает, — говорит он. — Им свойствен гибкий подход, готовность участвовать в тендерах и учитывать массу нюансов, возникающих при работе».

 

Так полетим

     «Конечно, наш бизнес по доходности несопоставим со строительством или нефтянкой. Но с первого года мы начали зарабатывать. И до второй половины 2008 г. развивались с положительной динамикой около 15% ежегодно», — говорит Таланов.

     До осени в штате было около 100 человек, сейчас — 40. Объем продаж упал более чем на 50% по всем направлениям. Хотя к лету наметилось оживление, но объемы продаж все равно на треть ниже, чем в аналогичный период прошлого года, сокрушается бизнесмен. Однако говорит, что рентабельность бизнеса в среднем составляет 40%. А по производству рекламных конструкций может достигать 100%. По данным СПАРК, в 2007 г. выручка компании составила 66,1 млн руб., а чистая прибыль — около 7 млн руб.

     «Хотя в кризисный период можно констатировать определенную стагнацию этого рынка, в дальнейшем его ждет серьезный рост. Пока российское потребление надувных изделий и особенно воздухоплавательных средств и пневмоконструкций серьезно отстает от потребления аналогичной продукции в западных странах, но неуклонно стремится достигнуть западных масштабов», — убежден Олег Клепиков.

     «С “Русбалом” мы сотрудничаем с 2000 г. Приобрели уже несколько аэростатов и совсем недавно сделали новый заказ, — рассказывает Владимир Гладков, директор клуба “Воздухоплаватели”. — В России я признаю только двух производителей аэростатов, “Русбал” предоставляет необходимый для полетов по всему миру сертификат, вторая компания не сертифицирована. Поэтому мой выбор однозначен. Российские шары дешевле западных аналогов минимум на 30%. У нас в стране эксплуатируется всего 150 аэростатов, в США, к примеру, несколько тысяч. Несмотря на кризис, недостатка в заказах на проведение рекламных полетов мы не испытываем. А значит, и у “Русбала” перспективы хорошие».

 

Как устроен «дутый» рынок

     Олег Клепиков, генеральный директор компании inFolio Research Group, подразделяет рынок на три составляющие: рынок малоформатных надувных изделий (воздушных шаров, малых надувных фигур), рынок пневмоконструкций и пневмосооружений (надувные копии продукции, надувные конструкции) и рынок воздухоплавательных аппаратов легче воздуха.
     Первый сегмент в настоящий момент достиг объема в 3–3,5 млрд руб., демонстрируя в докризисный период рост в среднем на 25–30% ежегодно. Другие два, по словам Клепикова, точно оценить невозможно: слишком велик разброс оценок. Среди игроков он выделяет компании «Аэроэкология», «Эдвенче», «Русбал», «Авгуръ», «Аэродизайн».

Автор: Римма Авшалумова


Вернуться к списку публикаций